Из кризиса крепкие парни выходят еще крепче
Интервью генерального директора ОАО «Атомредметзолото» В.Л. Живова: Из кризиса крепкие парни выходят еще крепче

Урановый холдинг "Атомредметзолото" недавно завершил консолидацию активов и сейчас стоит на старте реализации инвестиционной программы, направленной на шестикратное увеличение добычи урана к 2025 году. Генеральный директор холдинга Вадим Живов в интервью спецкорреспонденту "Интерфакса" Юлии Гилевой рассказал о том, какое влияние на планы холдинга оказывает финансовый кризис и дал прогноз по ситуации на мировом урановом рынке.

Цены на уран бурно росли последние 3-4 года, вплоть до лета 2007 года, но потом стали постепенно снижаться, а в последние месяцы продемонстрировали не менее бурное падение. Как вы считаете, "дно" рынка уже достигнуто? Некоторые аналитики, например, называют сейчас целевой ориентир по урану на уровне $35 за фунт. Вы согласны с этой оценкой? Какой прогноз можете дать по ценам до конца года и на 2009 год?

Как мы всегда говорили (и уверены в этом до сих пор), цена урана будет устойчиво расти. Вопрос только, с какой базы начнется рост.

Надо к тому же понимать, что основа рынка - долгосрочные контракты, а они не подвержены таким колебаниям, как спотовый рынок. Даже на пиках спотовых цен долгосрочные контракты были достаточно стабильны. Цены по ним превышают рыночные примерно на треть. И ориентироваться все-таки надо именно на долгосрочные контракты, только такую цену можно считать справедливой.
Думаю, будет также происходить постепенное выравнивание спотовых и долгосрочных цен. Для справки: на 27 октября спотовые цены составляли $45 за фунт, или $117 за кг, тогда как долгосрочные - достигали $70 за фунт ($182 за кг).

Вообще, когда рассматриваются аналитические оценки, необходимо учитывать и историю прогнозирования. Какие были прогнозы в 2001 году по ценам на 2006, 2007-2008 годы? Точность этих предсказаний оказалась невелика.

Аналогичная ситуация, кстати, и с прогнозами по ценам на нефть. Те же люди, которые утверждали, что до конца года цена нефти составит $200 за баррель, сегодня говорят, что к концу декабря она упадет ниже $50. Думаю, есть просто специалисты, которые зарабатывают игрой "в короткую" или "в длинную" позицию. И наличие амплитуды дает им одинаковую прибыль на росте и падении.

На деятельности АРМЗ мировой кризис уже сказывается? У вас ведь большая инвестиционная программа, вы рассчитывали на привлечение инвесторов, на выпуск ценных бумаг, облигаций, в частности. Все эти планы как-то корректируются? И сколько, кстати, вы планируете инвестировать в ближайшие годы?

Сводная инвестиционная программа АРМЗ и дочерних, сервисных компаний на 2008 год составляет 8 млрд рублей. В 2009 году она, как мы планируем, должна удвоиться. А инвестиционная программа на 2010-2015 гг. оценивается в 178 млрд рублей.

Часть планов, конечно, корректируется в связи с мировым кризисом. Однако мы входим в число стратегических игроков и видим сегодня, что наши западные партнеры, японские или корейские компании, например, на ситуацию явно не реагируют. Влияние кризиса больше всего ощущают те, кто покупал за чужие деньги, кто за них закладывал и перезакладывал.

Вероятно, мы не успели вполне использовать замечательную конъюнктуру 2006 года, когда цены были на пике. Но все, что ни делается, к лучшему: если бы успели, сегодня я, возможно, был бы руководителем компании, потерявшей в капитализации столько, сколько не потеряла бы ни одна другая. Так что, в каком-то смысле, я даже благодарен обстоятельствам и считаю, что текущая ситуация позволит нам осознанно подниматься, а не биться за сохранение конъюнктуры.

Кроме всего прочего, незадолго до начала мирового финансового кризиса началась вакханалия роста цен на промышленное сырье. Цены на кислоту - одну из ключевых составляющих в себестоимости продукции, особенно при отработке месторождений способом скважинного подземного выщелачивания, - выросли в разы. Неудержимо росли и цены на серу, цемент, пиломатериалы...

Предварительные оценки показывают, что до последнего времени более дешевый метод добычи - скважинное подземное выщелачивание - имеет шансы приблизиться по себестоимости к шахтному способу, если цены на кислоту, которая определяет 40% затрат, и на буровые работы, которые занимают в структуре себестоимости еще до трети расходов, будут расти прежними темпами. Наше преимущество в том, что мы имеем сбалансированный портфель проектов, сочетающих подземную добычу и скважинное подземное выщелачивание.

Эти цены сейчас уже корректируются?

Массово еще не корректируются, мало времени прошло, но есть предпосылки. Мы убеждены, что темпы промышленной инфляции будут постепенно снижаться. При этом цены на реализацию нашей продукции начали падать раньше, и эти ножницы при общей внешне красивой экономической конъюнктуре были для нас страшнее, чем кризис.

Если прекратится рост цен на серную кислоту и другие основные материалы, а для этого, повторюсь, есть предпосылки, это станет большим плюсом для нас. Второе стратегическое преимущество - количество буровых и геологоразведочных работ в связи с кризисом наверняка уменьшится и может перераспределиться в нашу пользу. Ведь кризисные бюджеты многих российских добывающих компаний ориентированы, прежде всего, на сокращение затрат на геологоразведку.

Еще одно важнейшее преимущество АРМЗ в том, что компания является частью системы - ГК "Росатом", и мы надеемся, что атомная отрасль и государство будут продолжать оказывать нам поддержку, ведь фундаментальные возможности у нас хорошие.
Так что для нас текущая ситуация - это и новые возможности, в первую очередь, по получению более дешевых ресурсов. Хотя, конечно, фондовый рынок ударил и по нам в смысле перспектив выпуска облигаций и акций.

Значит ли это, что ППГХО в этом году не будет размещать облигации? Совет директоров компании еще летом утвердил решение о выпуске дебютного займа на 2,4 млрд рублей. Может быть, планируете использовать другие механизмы привлечения средств, кредиты, например?

Действительно, в июле мы приняли решение о выпуске облигаций ППГХО, в первую очередь для снижения расходов по финансированию объединения активов. Для успешного размещения был разработан и проведен целый комплекс мероприятий, например, объемный независимый аудит силами ведущих мировых консалтинговых компаний: KPMG, Willis, SRK Consulting, PWC. ППГХО также готовит отчетность по МСФО, планируется получение кредитного рейтинга предприятия.

Но сегодня нет смысла в размещении. К тому же имеются и другие источники. Когда банки не верят друг другу, такие качественные заемщики, как мы, становятся чрезвычайно привлекательными. АРМЗ сегодня относится к первой категории заемщиков: у нас все обеспечено залогами и гарантиями стабильных компаний, основными фондами, денежным потоком, долгосрочными контрактами и т.п.
Конечно, ситуация как-то повлияет и на нас. Но в конечном итоге из каждого кризиса крепкие парни выходят еще крепче.

А как мировой кризис может сказаться на отрасли в целом? Как вы считаете, возможны ли отказы от заявленных проектов, снижение объема добычи?

Урановый рынок весьма распределенный: количество игроков ограничено, мы их всех знаем, нам известны их планы. Мировой кризис может привести к тому, что фактор компаний-юниоров, которые грозились завалить весь рынок ураном, просто перестанет
существовать. Недавно, например, Uranium One - крупнейший "junior" уранового рынка до недавнего времени, - закрыл свой проект Dominion в ЮАР, где запасы оценивались в 90 тыс. тонн. Другие компании также испытывают значительные сложности, и выходом из трудного положения для них будет консолидация или поглощение мировыми лидерами.

В целом мы ожидаем, что в 2008 году производство урана вырастет до 45 тыс. тонн. Промежуточные итоги по добыче в I полугодии говорят о том, что динамика развития урановых производств будет гораздо скромнее, чем прогнозировалось в начале года. В 2009 году эта тенденция, судя по всему, сохранится. Ожидаемый уровень добычи на следующий год - 48-49 тыс. тонн. Однако если мировой финансовый кризис затянется, не исключено, что и урановые проекты будут задерживаться, а, следовательно, дополнительной коррекции планов будет не избежать.

Формирование АРМЗ уже завершилось. Какова сейчас структура холдинга? Мажоритарным акционером компании после проведения допэмиссии акций и передачи российских добывающих активов стал "ТВЭЛ". Какова его доля?

Действительно, с завершением передачи в собственность АРМЗ акций Приаргунского ПГХО, "Далура" и "Хиагды", принадлежавших ранее "ТВЭЛу", завершился процесс консолидации в АРМЗ всех активов "Росатома" в области добычи урана. В структуру холдинга, кроме уже упомянутых, входят добычные и сервисные компании, приобретенные нами у "Техснабэкспорта", а также компании, созданные АРМЗ специально для реализации новых проектов в России и за рубежом.

У "ТВЭЛа" в итоге мажоритарная доля, и это стало техническим следствием выбранного варианта консолидации активов. Однако фактически АРМЗ продолжает рассматриваться как дочерняя компания "Атомэнергопрома" и управляется им напрямую. Состав и позиция совета директоров компании формируются "Атомэнергопромом", он же принимает решения, которые относятся к компетенции акционеров. А следующий, заключительный этап - передача "Атомэнергопрому" акций АРМЗ, эта процедура уже согласована.

АРМЗ ведет переговоры с французской Areva по перспективным проектам в Африке, обсуждаете планы с южнокорейской LG. Можете раскрыть детали этих планов?

Тут важно понимать, что подразумевается под деталями. Мы ведь говорим о проектах такой величины, где только обоснование инвестиций надо делать год или полтора, а потом еще строить 10 лет. И, конечно, в пределах нескольких месяцев кажется, что не многое меняется. К примеру, для налаживания обмена информацией с иностранными партнерами нам сегодня необходимо было создать электронную комнату данных. Сейчас мы ее уже закончили и насыщаем материалами: создаем трехмерные модели, проводим различные расчеты.

Теперь более конкретно о французах. Мы действительно еще в декабре прошлого года подписали меморандум о взаимопонимании с Areva, в рамках которого рассматривается возможность создания СП по геологоразведке и добыче урана на перспективных территориях в России и в Африке. Однако надо иметь в виду, что у нас своя стратегия в Африке, а у Areva - своя.

Вот мы, например, начали работать в Намибии, сейчас также рассматриваем перспективы работы в ряде других государств Африки, еще по одной стране, не буду ее сейчас называть, ведем переговоры с Areva, и довольно удачно, на наш взгляд. Но мы сами уже хотим знать чуть-чуть больше, хотим разбираться в ситуации чуть-чуть лучше, чтобы подходить к выбору партнеров и проектов более взвешенно.

Мы видим также высокий интерес, который LG проявляет к инвестированию в новые российские урановые проекты. И сейчас обсуждаем с консорциумом корейских компаний в рамках подписанного месяц назад меморандума перспективы совместной деятельности. Потребуется время на то, чтобы от меморандума перейти к протоколам, от протоколов - к соглашениям, затем к контрактам, а далее, возможно, и к долевому участию. Вот такой длинный путь. И пока, повторюсь, мы находимся на этапе обмена информацией на уровне экспертов.

Если уж речь зашла об Африке, расскажите, пожалуйста, как продвигается ваш проект в Намибии?

Наш проект в Намибии осуществляется в соответствии с договоренностями между его участниками - АРМЗ, инвестиционной компанией "Арлан" и дочерней компанией ВТБ - VTB Capital Namibian. Основная задача созданного нами СП - SWA Uranium - проведение геологоразведочных работ на лицензионных площадях в Намибии, что, как мы надеемся, позволит открыть новые месторождения урана в этой стране.

Мы рассматриваем Намибию как стартовую площадку для проведения системной урановой геологоразведки в Африке. Изученность большинства стран Африки на наличие залежей урана очень низкая, а геологические данные свидетельствуют о потенциале выявления новых месторождений, причем нетрадиционных для этого континента типов.

СП с Cameco уже начали свою работу? Какой объем средств планируется инвестировать в российско-канадские проекты?

С Cameco мы двигаемся последовательно, с учетом изменяющегося российского законодательства. Сейчас закончили формирование уставного фонда предприятия в России, в основном закончили согласование с землепользователями, назначили в "Карху" нашего генерального директора.

В 2009 году наши совместные предприятия планируют получить лицензии на проведение геологоразведки в России и в Канаде, чтобы в конце следующего года разработать программу геологоразведочных работ по этим проектам. Оценка объемов инвестиций в эти проекты будет уточнена после получения лицензий.

Говоря об изменениях в законодательстве, вы имели в виду закон о стратегических инвестициях? АРМЗ понимает сегодня механизм его реализации применительно к урановой отрасли?

Четкого механизма пока нет. Нет даже перечня недр федерального значения. Но я уверен, что все определится. Наша позиция в том, что этот закон еще больше гарантирует инвесторам надежность инвестиционного климата, потому что они получают решение комиссии, которую возглавляет председатель правительства России.

Как идет работа по Эльконскому проекту в Якутии?

- По Элькону нам сейчас необходимо актуализировать всю информацию, привести к современным стандартам, провести дополнительные исследования: ведь этот ураново-рудный район был детально разведан почти 40 лет назад. К исследованиям и предпроектным работам привлечены ведущие российские проектные институты и инжиниринговые компании, работающие в постоянном взаимодействии и, можно сказать, под контролем крупнейшего международного технического консультанта SRK Consulting.

В таком масштабном проекте, как Элькон, стоящим по запасам на втором месте в мире, реализация которого изменит социально-экономический облик всей Южной Якутии, мы не имеем право ни на технические, ни на экономические ошибки. В I квартале следующего года мы планируем выйти на уровень Pre-Feasibility Study по этому проекту. Разумеется, мы уже давно ведем предварительные переговоры с потенциальными инвесторами. Это российские горнорудные компании и финансовые институты, а также европейские и азиатские компании, например, японская Mitsui. Корейский консорциум также интересуется проектом.

Из кризиса крепкие парни выходят еще крепче

Сейчас вы ориентируетесь, судя по всему, больше на западных партнеров. Или российские инвесторы несмотря на мировой кризис сохраняют интерес к урану?

Все, с кем мы работали, по-прежнему ураном интересуются. Правда, мы сами считаем, что сегодня что-либо продавать невыгодно. А привлечение инвестиций - это все-таки продажа. Мое мнение - сейчас время покупать, а не продавать. И нам, прежде всего, надо продолжать капитализировать проекты.

Вы упомянули о том, что сегодня наступило время не продавать, а покупать. Планируете, может быть, в этой связи какие-то приобретения?

Рассматриваются все возможные варианты. Но, во-первых, мы не одни в этом мире. Так, Areva уже купила недавно компанию Uramin за $2,2 млрд. Мы же не стали торопиться. По нашим оценкам, это дорого.
Во-вторых, существует не так много хороших активов, мало новых месторождений, открытых после 90-х годов.
В общем, мы не торопимся, но серьезно думаем о том, что время покупать.

А покупка смежных активов возможна? Тех же производителей кислоты, например?

Знаете, у нас с банком есть договоренность: банк ураном не торгует, а мы деньги в долг не даем. Каждому - свое. Почему бы тогда и коров своих не завести на урановом предприятии?

Тут есть, правда, своя специфика: в отдельных случаях мы рассматривали варианты покупки, например, цементного завода или создания сернокислотного производства, если это предусмотрено проектами, на территории наших комбинатов. Такие производства становятся частью производственного комплекса.

Можете дать прогноз по экономическим показателям АРМЗ по итогам 2008 года и прогноз по объему добычи?

Мы ожидаем примерно 500 млн рублей чистой прибыли по итогам года при выручке порядка 12 млрд рублей.

Планируете делать отчетность по МСФО?

Конечно! У нас эта деятельность уже идет. Однако прежде нужно проделать большую работу по реструктуризации ППГХО, которая предусматривает, в частности, выделение непрофильных активов, передачу на субподряд отдельных видов деятельности. Планируется привлечение рабочей силы из бывших союзных республик. Все эти процессы идут одновременно.

А рейтинги АРМЗ будет получать?

Будут давать - получим. А если серьезно, я думаю, имеет смысл этим заниматься лишь после того, как будет либерализован рынок электроэнергии и станет совсем прозрачной система ценообразования в отрасли. Иначе мы будем очень уязвимы, и работа с рейтинговыми агентствами займет больше времени, чем принесет пользы.


"Интерфакс", 05.11.2008