На чем могут споткнуться мегапроекты
На чем могут споткнуться мегапроекты

Принято считать, что все последние годы Москва жестко и неуклонно строит «вертикаль власти», заставляя регионы приводить в соответствие с федеральным законодательством местные законодательные акты.

Наверное, это логично и правильно. В любом нормальном государстве вся система права должна базироваться на единых принципах и ни в коем случае не иметь внутренних противоречий.

Ну, а то, что отдельные представители федеральной власти в запале служебного рвения порой действуют, мягко говоря, не очень элегантно – тут уж ничего не попишешь – люди работают, как умеют. Пусть иногда на грани фола, зато наверняка. В конце концов, не каждому было дано закончить Санкт-Петербургский университет.

Но есть одна область права, при обсуждении которой весь пыл и раж федералов как-то незаметно скисают, а тяжкий взор и плохо скрытые намеки на якобы сепаратистские настроения вдруг сменяются вполне либеральным лепетом – делайте сами…

Речь о законодательстве в сфере охраны природы и защиты окружающей человека среды. Как только в регионах, совсем не обязательно в Якутии, поднимается вопрос о принятии федеральных законов «Об экологическом страховании», «Об экологической сертификации», «Об экологических нормативах» и т.д., тут же следует на удивление демократичный ответ: «Не ждите федерального законодательства. Принимайте эти законы у себя, на региональном уровне»».

Однако регионы тоже не торопятся попадаться на удочку законодательной псевдовольницы. Даже в Башкортостане, единственном субъекте, успевшем принять местный Экологический кодекс,- этот закон носит больше декларативный, нежели прикладной характер. Его пространные общие формулировки можно легко трактовать и так, и этак.

Секрет неожиданно благодушного либерализма федералов по отношению к природоохранному законодательству кроется в принятом еще в конце 2002 года 184-ФЗ «О техническом регулировании».

Этим законом было введено понятие технического регламента и в корне изменено прежнее значение слова «стандарт». Отныне соблюдение стандартов стало делом сугубо добровольным, а новоявленный техрегламент, наоборот, сразу стал обязательным.

Соль в том, что по новому закону не прежние стандарты, а только-только создаваемые технические регламенты должны устанавливать минимально необходимые требования к безопасности и могут приниматься в целях:

- защиты жизни или здоровья граждан, имущества физических или юридических лиц, государственного или муниципального имущества

- охраны окружающей среды, жизни или здоровья животных и растений

- предупреждения действий, вводящих в заблуждение приобретателей

Иными словами, технические регламенты должны были описать обязательные к применению и исполнению требования к объектам технического регулирования, как то: к зданиям, строениям и сооружениям, процессам производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации.

И тогда, что федеральные, что региональные законы об экологическом аудите, об экологическом мониторинге и т.д. опирались бы на четко прописанные, объективные, единые для всей страны критерии, описанные в соответствующем нормативном документе.

Увы, но гладко было на бумаге, да забыли про овраги. За прошедшие семь лет на все отрасли экономики страны принято аж одиннадцать(!) технических регламентов. Да и то расписывают эти техрегламенты в основном требования к безопасности продукции, предназначенной для детей и подростков, соковой продукции из фруктов и овощей, масложировой продукции, бензина, солярки, молока и т.д. и т.п.

Не случайно еще в 2006 году тогдашний премьер российского правительства Михаил Фрадков стучал кулаком по столу: «Проведена супероперация в интересах наших глобальных конкурентов!.. Предстоит разобраться, кто вверг нас в эту пучину с такой степенью некомпетентности!..».

Конечно, слова ныне полузабытого «технического» премьера вряд ли впечатлят сегодняшнее поколение российских чиновников.

Но вот предельно ясная оценка закона о техрегулировании действующим Президентом России Дмитрием Медведевым, данная им 24 ноября сего года на заседании Президиума Госсовета в Ульяновске:

«Я поручаю правительству с этим разобраться. Может быть, отказаться от закона о техническом регулировании. Он не работает».

И далее: «Если нужно будет отменить этот закон, пожалуйста, я его отменю. Готов внести соответствующий законопроект, направленный на изменение правил».

Разумеется, с принятием 184-ФЗ «О техническом регулировании» страна не очутилась в правовом вакууме. Законом предусмотрен переходный период, в течение которого, до появления соответствующего техрегламента, остаются в силе требования ранее принятых ГОСТов и прочих санитарных и строительных правил.

Но согласитесь, было бы нелепо принимать новые законы на основе временных нормативов. Вот и кивают федералы на регионы – дескать, регулируйте охрану природы сами – а регионалы тоже не очень торопятся воспользоваться этим разрешением.

Ну, а пока закон о техрегулировании не отменен, а экологические техрегламенты не приняты, все катится по старинке.

В обсуждавшемся в начале декабря в Якутске проекте «Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года» и Плане ее реализации опять нет ни слова о необходимости принятия федеральных законов «Об экологических нормативах», «Об экологическом страховании», «Об экологической сертификации», «Об экологическом аудите», «Об экологическом контроле и мониторинге», «О возмещении ущерба, нанесенного окружающей природной среде»…

А ведь свято место пусто не бывает. Пока власть пребывает в глубокомысленных раздумьях: что есть настоящее молоко, а что – всего лишь молочный напиток, на дырах в природоохранном законодательстве строятся политические карьеры и зарабатываются сотни тысяч долларов.

И, наконец, самое печальное – отсутствие надлежащей законодательной базы в сфере охраны природы отнюдь не способствует повышению экологической безопасности промышленных объектов новой России.