Реформа образования подкралась к «технарям»
Реформа образования подкралась к «технарям»

Похоже, уже в следующем году слово «инженер» начнет утрачивать привычное нам значение. Во всяком случае сегодня уже озвучиваются планы, согласно которым вместо инженеров, обучающихся по пятилетней программе, российские вузы будут готовить преимущественно бакалавров и магистров техники и технологий, обучающихся соответственно 4 и 2 года.
Предлагаем вашему вниманию опубликованное в РИА Новости интервью президента Ассоциации инженерного образования России, экс-ректора Томского политехнического университета Юрия Похолкова:

- Юрий Петрович, прошедшая приемная кампания показала, что в инженерные вузы идут далеко не лучшие студенты, а опыт последних лет показывает, что далеко не все их выпускники работают по специальности. Не дискредитирует ли это саму идею инженерного образования?
- Уровень инженерных вузов разный, среди них есть как слабые, так и очень сильные, куда в этом году шли ребята с высокими баллами ЕГЭ. В Томском политехническом университете мы довольны первокурсниками – к нам идут нормальные ребята.
Но, на мой взгляд, правильно, что все инженерные вузы - даже слабые - продолжают работать в новых условиях и выпускают специалистов. Есть такое понятие, как общий образовательный уровень населения.
Чем выше процент людей с высшим образованием, тем в более цивилизованном обществе мы живем: люди правильно относятся к своему здоровью, меньше конфликтуют, более восприимчивы к восприятию высоких технологий.
Образования не бывает много. К примеру, в Японии государство гарантирует получение высшего образования всем, кто желает и способен. Никто не следит за тем, идет человек работать по специальности или нет.
При этом средний уровень подготовки инженерных кадров в России, к сожалению, недостаточен – мы «выжали» из сегодняшней системы высшего образования все, что могли.
Можно и дальше надувать щеки и говорить, что российское образование самое лучшее в мире. Только на Западе об этом не знают, поэтому в наши университеты не выстраиваются очереди из иностранных студентов.
- Престиж профессии инженера сегодня крайне низок. Что необходимо делать, чтобы его поднять?
- Если мы хотим, чтобы в России была экономика знаний и инноваций, право профессиональной инженерной деятельности должны получать не все подряд выпускники технических вузов, а только те, кто доказал, что может быть инженером.
Подобная система работает во многих странах, где университеты готовят не инженеров, а бакалавров и магистров в области техники и технологий. Именно такой становится структура технического образования в России.
Со следующего года мы практически не будем принимать на пятилетние инженерные программы. Категория дипломированных инженеров – выпускников вузов - спустя некоторое время исчезнет как таковая. В этой ситуации у нас есть шанс придать новый смысл понятию «профессиональный инженер».
- Что нужно будет предпринять молодому человеку, чтобы стать профессиональным инженером?
- Предлагаю ориентироваться на опыт Японии, где университеты никогда не готовили инженеров. Чтобы стать инженером, там, во-первых, нужно окончить университет по программе в области техники и технологий – магистерской или бакалаврской. Программа должна быть аккредитована не только государством, но и общественно-профессиональным сообществом (инженеров-энергетиков, строителей, механиков).
Во-вторых, надо отработать по специальности не менее семи лет, в том числе два года в должности, связанной с принятием инженерных решений. В-третьих, человек должен доказать, что его решения были полезными и эффективными, что они позволили реализовать какие-то новшества в инженерном деле.
Только после этого кандидат подает заявление в Институт инженеров Японии и просит включить его в национальный регистр инженеров-профессионалов. Затем он сдает два дополнительных экзамена (не по специальности, а по таким предметам, как этика инженерного труда или экология), после чего специальная комиссия Института инженеров Японии включает (или не включает) его в национальный регистр инженеров-профессионалов. Вероятность положительного решения составляет около 15%.
Убежден, что аналогичную систему нужно создавать и в России. Это эффективнее массовой подготовки специалистов с дипломами инженеров. Подобные системы существуют в разных странах – США, Великобритании, Канаде, Австралии, странах Юго-Восточной Азии.
Эти страны заключают между собой соглашения о взаимном признании систем сертификации инженерных квалификаций и, таким образом, обеспечивают мобильность специалистов.
- Какие преимущества дает сертификат инженера-профессионала?
- Только его обладатель может заниматься профессиональной деятельностью: организовать свое инженерное предприятие, участвовать в различных инженерных проектах, в том числе международных, претендовать на большие зарплаты – для работодателей это определенный знак качества.
Создание национального регистра инженеров-профессионалов в России позволит не просто сохранить инженерный корпус, а выделить лидеров научно-технического прогресса.
Оценивать заявки вполне могли бы эксперты Международного союза научных и инженерных общественных объединений (СНИО), но решение о создании национального регистра должно быть принято государственными органами.
Но прежде всего в России должен появиться закон о профессиональной инженерной деятельности, регламентирующий все элементы этого процесса, в том числе право заниматься инженерной деятельностью.
От редакции: Конечно, никто не вправе запретить кому бы то ни было призывать слепо копировать западные образцы системы высшего технического образования. Однако не случайно старинная русская пословица гласит: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги».
Если престиж профессии инженера в нашей стране в силу многих причин оказался не на должной высоте – это еще не повод чисто по-большевистски рушить все до основания, априори назвав все отечественное худшим.
Причины абсолютного большинства техногенных катастроф последнего времени лежат отнюдь не в системе подготовки инженеров. Просто с некоторых пор техническая безопасность объектов повсеместно стала приноситься в жертву сиюминутной экономической выгоде.
Даже на многострадальной Саяно-Шушенской ГЭС, введенной во временную эксплуатацию еще в 1979 году, благодаря усилиям безвестных «технарей», получивших классическое российское инженерное образование, до самого начала нынешнего века удавалось соблюдать режим устойчивой, а главное, безопасной для окружающих, работы.
И только приход в отрасль г-на Чубайса, не имеющего даже смутного представления об инженерной профессии, запустил роковой механизм грядущей катастрофы.
Так что в современных отечественных реалиях очередная «реформа», теперь уже высшего технического образования, может оказаться не просто бесполезной, но даже вредной. Ведь адаптация свежеиспеченных бакалавров с магистрами к сложившейся системе промышленного производства страны потребует достаточно длительного времени, которого у нас и так нет.