Переход нефтепровода ВС-ТО через Лену: как это было или в чем виновата «Транснефть»
Переход нефтепровода ВС-ТО через Лену: как это было или в чем виновата «Транснефть»


27 марта текущего года, преодолев массу трудностей, успешно решив сложнейшие технические задачи, строители магистрального нефтепровода ВС-ТО вышли на самый важный, самый ответственный этап устройства подводного перехода через реку Лена – протаскивание дюкера через самую мощную водную преграду на пути трассы нефтепровода.

Вообще-то изначально планировалось построить переход еще летом прошлого года. Однако Лена продемонстрировала своенравный характер. Летом 2008 года уровень воды на месте перехода превысил все параметры замеров за период 1989-2007 гг. на 8 метров

Из-за этого все работы, проведенные в течение навигации, пошли насмарку. Пригнанные на место производства работ земснаряды из-за высокой скорости течения воды попросту разворачивало и сбивало с курса.

Даже в начале нынешнего февраля уровень воды оставался выше зимней межени на 1,8 метра. Это создало строителям дополнительные серьезные проблемы. Дело в том, что первоначально высокий уровень воды в течение зимы неизбежно падает, что влечет за собой провисание и торошение льда, появление сквозных трещин.

Чтобы техника не провалилась, пришлось вести ежедневный мониторинг состояния ледового покрова, тратить время и силы на скрепление опасных участков тросами и заливку трещин водой.

При этом не надо забывать, что уже сам переход от летнего варианта строительства к зимнему способу повлек за собой множество сложнейших организационных и технических проблем, которые нужно было разрешить в сжатые сроки.

Строители успешно справились с поставленными задачами. В частных беседах они сегодня сами признают, что, преодолевая бесчисленные, порой неожиданные сложности, они получили бесценный опыт, который обязательно пригодится в будущем.

Однако сам процесс принятия решений, их обоснование, очевидно, навсегда останутся тайной за семью печатями. По воле неведомых перестраховщиков общество в лучшем случае осталось сторонним наблюдателем, не знающим и не понимающим, что же на самом деле происходит на переходе через Лену.

А ведь на строительстве были применены действительно уникальные подходы. Например, траншею на дне реки глубиной до 7 метров рыли экскаваторы, установленные на понтоны грузоподъемностью 120 тн. каждый. При этом ориентация техники в пространстве осуществлялась с помощью GPS-оборудования, с погрешностью в 20 см.

Кроме экскаваторов на рытье траншеи были задействованы пять гидромониторов и два пневмогрунтососа. Качество производимых работ контролировалось с помощью гидролокатора кругового обзора и водолазов с видеокамерами. Впервые в истории строители могли видеть на экране монитора трехмерное изображение подводной траншеи.

Но помимо этого перед строителями перехода стояла масса других, не менее сложных задач, от решения которых зависел успех всего дела. Например, много головной боли наверняка доставило отсутствие в районе Олекминска нормальной транспортной инфраструктуры.

Вся основная техника забрасывалась по железной дороге до Усть-Кута, а дальше – баржами по реке. Но помимо оборудования и техники нужно было заблаговременно завезти тысячи тонн стройматериалов, запчастей, топлива и прочего. Учитывая сжатые сроки навигации это действительно каторжный труд, оценить который по достоинству способен далеко не каждый.

А ведь есть еще и чисто профессиональные тонкости, часто малопонятные непосвященным, но свидетельствующие о действительно исключительно высокой квалификации занятых на строительстве нефтепровода ВС-ТО рабочих.

К примеру, копать траншею практически на ощупь, манипулируя стрелой длиной 18 метров, да еще раскачиваясь при этом на понтоне – дано не всякому машинисту экскаватора, независимо от опыта.

Или работать по полтора-два часа в траншее под дном зимней Лены, пусть даже в суперсовременном вентилируемом водолазном костюме – много ли найдется смельчаков?..

Но если завтра руководство республики вдруг решит наградить кого-то из строителей за риск и непомерный труд – многие ли из нас верно поймут и правильно оценят подобную инициативу?

Ведь даже студенты Олекминского филиала ЯГСХА, будущие механики, мечтающие после получения диплома прийти работать на объекты мегапроектов, сегодня имеют очень смутное представление о технологиях, применяемых на строительстве перехода через Лену.

Вместо того, чтобы привезти ребят на экскурсию, - рассказать, показать, заинтересовать, - руководство стройки отгородилось от местных жителей стальными шлагбаумами, нарядами милиции и собственной службы безопасности.

В Олекминске ход строительства перехода живо интересует всех без исключения: будь то власть, общественные экологи, журналисты или православный батюшка. Но честная, откровенная, достоверная информация отсутствует в принципе.

Люди вынуждены добывать сведения окольными путями, через третьи руки, узнавать о применяемых технологиях у случайно встреченных рядовых участников строительства, которые часто и сами не сильны в познаниях.

На реке Лена в районе подводного перехода действительно не бывает заторов льда в классическом понимании этого явления. Но, по рассказам местных жителей, особенности русла в этом месте таковы, что почти каждой весной лед наползает на оба берега, разрушая их.

Однако мало кто из олекмичан знает, что строителями уже в этом году будет произведено укрепление берегов в месте перехода с использованием георешеток, заполненных щебнем пород с размерами фракций 40-80 мм, с укладкой на нетканный синтетический материал. Площадь берегоукрепления на левом берегу составит 6,4 тыс. кв. метров, на правом – 16,8 тыс. кв. метров.

Зато в очередном мартовском номере специализированного журнала «Трубопроводный транспорт нефти» появился еще один дежурный опус на тему «злобных» экологов-общественников, всячески мешающих и вставляющих палки в колеса доблестной «Транснефти».

Ирония заключается в том, что одна из главок текста совершенно по Фрейду так и озаглавлена: «Спекуляции на незнании».

Грустно, но факт: имея на борту своих экскаваторов современнейшие GPS-навигаторы, компьютерную трехмерную графику производимых под водой работ в режиме он-лайн, «Транснефть» безнадежно, на целых полвека отстала от времени в информационном обеспечении. И в этом ее прямая, непосредственная и абсолютно явная вина.

Афанасий ЕГОРОВ